Визит в Магнитогорскую Картинную Галерею

Я просто обязана об этом рассказать, а муж уже написал. Дальше от его лица.

Степень моего непонимания культурной политики нашего города всегда была на высоте, но сегодня она пробила потолок.
Нет, были времена! Яна Коваленко, Музей под открытым небом, Танцы у фонтана…

Читать далее

Немного альтернативной истории

— Да, победили, и что толку? — вздыхал Саня. — Столько крови пролили, в половине Европы социализм установили. Теперь нам никогда не войти в европейскую семью народов, мы не уважали их ценности. А знаешь, сколько немок изнасиловали наши солдаты, когда заняли Берлин? Миллион! Это же ужасно!
Саня, либеральный сетевой журналист, отлично разбирался в истории, которую изучал по сайтам определенной направленности. Менеджер Лёха был попроще, его не волновали европейские ценности и зверски изнасилованные немки. То есть, немки немножко волновали — он бы, может, и сам не прочь, если они такие, как в порно про сантехников. Но больше всего Лёха любил пиво. Поэтому и сказал, как отрубил:
— Да если б не эта победа, мы бы сейчас баварское пили, — и горестно взялся за бутылку «Балтики».
Неизвестно, что случилось, но все вокруг вдруг заверте… И Лёха обнаружил себя стоящим на чистенькой зеленой улице с аккуратными, будто пряничными домиками. Вместо «Балтики» он сжимал ручку метлы.
— Почему не работаешь? — К нему подошел высокий белокурый мужчина в красивой форме. — В Сибирь захотел?..
Лёха вдруг осознал: с ним говорят по-немецки. И сам он тоже мыслил по-немецки. Предкам Лёхи в альтернативной реальности повезло: после стремительной победы Германии в 1941 году их сочли неопасными, пригодными для обслуживания восточных колоний, и оставили в Подмосковье, как и несколько миллионов славян, которыми управляли переселенцы из Германии.
Остальных выслали в Сибирь, для добычи полезных ископаемых, заготовки леса, да и вообще, чтобы не отсвечивали своей ущербностью в Новом Рейхе. Туда же отправили всех поляков. Сначала, в рамках немецкого гуманизма, их собирались переселить в Бразилию. Но, представив, как враждебная и недостойная нация пляшет самбу под пальмами, руководство Рейха все же выбрало Сибирь. Колонии были очищены.
Правда, 70% переселенцев по дороге умерли от истощения: «план голода» на оккупированных территориях сработал на полную катушку.
Никаких изнасилованных немок теперь не было. Впрочем, как и русских: представители высшей расы не особенно заглядывались на низших. Знаменитая красота славянок заметно увяла с поколениями: ведь размножение унтерменшей строго контролировалось, ни о каком смешении кровей речи быть не могло.
Но Лёху вообще не волновали женщины, и порно про сантехников не требовалось. Он не был мужчиной. Для ограничения рождаемости часть славян стерилизовалась и кастрировалась. Рабочей силы и так хватало, а Рейху не требовался избыток нахлебников.
Либерал Саня, знаток истории и европейских ценностей, в этой реальности просто не родился. В своих мечтах он не учел, что его дед по материнской линии был евреем. Ему было 10 лет, когда вместе с родителями его ликвидировали в газовой камере Треблинки.
Через 12 лет красавицу-украинку, которая должна была стать бабушкой Сани, стерилизовали и поместили в публичный дом для немецкого персонала. Светловолосый дедушка по отцовской линии был забран из белорусского села по программе «Лебенсборн», и в приюте вырос истинным арийцем. Он так и не встретил бабушку Сани: она умерла от голода в пять лет.
К 1991 году, через 50 лет после героической победы Германии, идеи фюрера восторжествовали окончательно. Были полностью уничтожены евреи и цыгане, остатки польского народа угасали в Сибири, не помня ни своей истории, ни своего языка. Остальные славяне были взяты под абсолютный контроль арийской расы и превращены в бесплатную рабочую силу.
Всех этих важных политических и экономических подробностей Лёха не знал и не понимал: унтерменшам не полагалось образования.
Он просто существовал. Ел. Спал. Чистил улицы.
Вечером Лёха, а точнее, не Лёха — унтерменш №320955/89, сдал инвентарь и в строю с такими же славянскими рабами отправился в барак.
Пить баварское. Его выдавали по поллитра в неделю.
Согласно новым европейским ценностям, рабочий скот тоже должен был отдыхать.
В дружной, расово правильной европейской семье народов.

Диана Удовиченко

Креатив в Магнитогорске

Как и раньше продолжаю замечать необычные вещи, когда гуляю по городу. Некоторые кеативные люди заставляют улыбаться.

Лифт, на котором можно отправиться в «Ж».

Магазин, в котором продается самая не свежая выпечка в городе.