Архив Июль 2012

Лики бессмертных

Стала известна история гибели одного из героев тонущего Крымска пожарного Петра Остапенко. Вот кратко.

В ночь наводнения Петр Остапенко поднял семью на второй этаж и бросился спасать соседей. Буквально на себе вынес пожилую женщину, помог старикам выбраться из бурлящей воды. А сил на борьбу с течением уже не осталось.
Петру не было и 35. У него подрастают двое маленьких детей: 3-летняя Настя и Степан, которому 25 июля исполнится 5 лет.

Его там Путин с компанией собрался награждать чем-то посмертно… Но никакие награды не вернут по-настоящему мужественного, сильного духом Человека, никогда не заменят сына, мужа, отца. Соболезнования близким и светлая память настоящему герою нашего времени.

Скорбим…


Умер актер Богдан Ступка. Актер, который умел жить в своих ролях. Каждая его роль — это отдельная история со своим началом и концом. Тяжело на душе, когда в мире становится на одного хорошего человека меньше, особенно если этот человек дарил обществу что-то вечное и гениальное.
Спасибо вам, покойтесь с миром.

О цензуре

Леонид Каганов пишет:

Вот тут все переполошились и обсуждают вопрос введения цензуры. Википедия в знак протеста закрылась на сутки, ЖЖ опубликовал официальный аларм: http://livejournal.livejournal.com/19317.html Шо я, как говорится, могу сказать об этой теме как писатель-фантаст? Я, как вы знаете, пессимист, поэтому ничего веселого я вам не расскажу.

Я думаю, что цензура российского интернета — это вопрос, давно решенный наверху. Большинство наших братьев по СНГ уже это сделали в той или иной форме. А в некоторой легкой форме (правда, совсем с другими целями) элементы интернет-цензуры присутствуют в США, Европе и прочих странах.

Я думаю, что технически отключить интернет в России можно за час. Но никогда никто этого не станет делать (только в момент уличной гражданской войны), потому что сегодня есть более качественные технологии сделать это мягко и без шума.

Я думаю, что ни корейской, ни китайской, ни иной тоталитарно-азиатской модели в нашем провинциальном заевропейском ханстве не будет — география и ментальность не та. Цензура российского интернета будет обставлена так мягко, чтобы обыватель не заметил, а международный наблюдатель не придрался, хотя всем всё будет понятно.

Я думаю, что вариант цензуры будет настолько мягким, чтобы штатные или добровольные агитаторы «Единой России» с чистой совестью могли кричать в форумах: «что ж вам неймется, проклятым, да где же вы видите у нас цензуру-то?!» Так они кричат сейчас о том, что у нас нет цензуры на ТВ, и уверены в своей правоте.

Я думаю, что для введения цензуры в интернете сперва понадобится вертикальный механизм, который бы простым образом (без судов и разборок) соединил кнопку наверху с отключением какого-то ресурса или пользователя внизу. Сейчас такого механизма нет, но он обязательно будет создан.

Я думаю, что цензура в интернете начнется вовсе не с Навального. Хотя, боюсь, мы скоро застанем и времена, когда Навальный тихо сядет в тюрьму года на три по статье 254 УК РФ «Порча земли».

Я думаю, что цензура в интернете начнется с тех, кого население люто ненавидит, а потом шаг за шагом пойдет по нарастающей: «террористы -> педерасты -> либералы»(с) То есть, сперва под аплодисменты разного рода солдатских матерей цензурой обложат сайты педофилов, террористов, маньяков, торговцев наркотиками и оружием. А когда механизм будет налажен, то всех остальных неугодных.

Я думаю, что для толчка к принятию законопроектов нужны какие-то громкие и душещипательные дела, вроде онлайн-самоубийства ребенка, обиженного интернет-педофилом. Но я не думаю, что кто-то будет создавать такие провокации искусственно — проще найти подходящую историю, раскрутить ее и предать огласке в нужном ключе по всем федеральным каналам.

Я думаю, что в интернете не будет дядьки-цензора в черном пальто, который должен просматривать дневнички хомячков перед публикацией — эти эротические фантазии Оруэлла давно не в стиле наступившей эпохи. Публикации останутся открыты и свободны, просто невероятно разовьется самоцензура на местах.

Я думаю, что со временем владельцы платформ, пытаясь избежать неприятностей, сами будут отключать неугодных или воспитывать их в личке: «пиши, о чем хочешь, кроме Путина». В результате на виду останется лишь поколение лояльных проверенных блогеров, как это произошло с поколением телеведущих на федеральных каналах.

Я думаю, что, как водится, местная самоцензура в желании выслужиться начнет принимать такие лютые формы, что высшие власти будут удивляться и божиться, что конкретно тот перегиб не был их инициативой, но им, как водится, никто не поверит, хотя это действительно будет уже не их инициатива.

Я думаю, что платформы, которые не подконтрольны российской власти, будут забанены в России, потому что там быстро найдут педофилию, наркотики, терроризм и полное нежелание владельцев сервиса что-то с этим делать ради спасения наших детей. Так Казахстан запретил ЖЖ, а Турция — Ютуб. И эти страны не развалились, и мир не рухнул.

Я думаю, что в интернете останутся места, где можно будет покричать, о чем хочешь. Просто информационная шумоизоляция станет такой, что эти крики не будут особо слышны и перестанут вызывать массовый резонанс. Ведь нет цели кого-то специально давить, есть цель избавиться от раздражающих факторов, которые мешают чиновникам.

Я думаю, что сделать все это и заставить людей заняться самоцензурой абсолютно невозможно без серьезного усиления уголовной ответственности (и процедуры ее применения) к частным лицам и организациям. Пока не появятся законы об отзыве лицензий, блокировании провайдеров без суда и следствия, и уголовной ответственности физлица за каждый свой чих в твиттере, никакая цензурная схема не будет работать, даже с педофилами. Поэтому сперва появятся новые законы.

Я думаю, что вся эта подготовка будет завершена только к следующим президентским выборам Путина или даже к тем, что будут после, потому что сейчас народная активность пошла на спад, а там будет очень бурный всплеск.

Я думаю, что никакие «сборы подписей», «перепосты протеста», «закрытия википедии» и прочий хомячковый шум не будет иметь, как обычно, абсолютно никакого эффекта.

Я думаю, что я очень плохо думаю о нашей стране с тех самых пор, как один президент не ушел, как положено, а пустил корни в трон, желая править вечно.

Я думаю, что был бы очень рад ошибаться.

Вот и все, что я думаю.

Подписываюсь под каждым словом!

Как снять боль on-line!

Обрывок разговора двух старушек, подслушанный в электричке вблизи станции Арск.

Вечер.
В полупустом вагоне довольно подслеповато, да и бабушки уселись на лавку у меня за спиной. Так что я даже не знаю как они выглядели:

— …Погостили маненько, попировали, неделю всего. Уж месяц как уехали.
— Так, Рамиль вместе с малым к тебе приезжал? Как звать-то?
— Назвали Крис. Восемь лет уже ему, я же его еще ни разу не видала.
— Крис – это как крыса че ли? А на кой ляд так парня назвали?
— Жена Рамиля подбила, а я уж привыкла, да и там, в Диего, Крисов много, не больно-то и задразнят.
— На кого похож-то? Читать далее

Детская логика

Ребенок стоит в комнате и тихо попискивает.
— Это что? — спрашиваю.
— Это у меня язычок плачет.
— А чего он плачет?
— Ему желудочек жалко.
— Почему желудочек жалко?
— Желудочек совсем пустой и голодный.

Алекс Экслер